Николай Фёдорович Макаров

(1914-1988)

 


14 июля (по другим данным 14 мая) 1988 года, 20 лет назад, завершил свой земной путь создатель пистолета, который около 60 лет является личным оружием большинства офицеров не только российской, но и ряда других армий. Это Николай Федорович Макаров, который в отличие от своего более «громкого» коллеги Михаила Тимофеевича Калашникова, нигде и никогда не любил «светиться», не разъезжал по 1/6 земной суши с многочисленными лекциями. Человек, который никогда не боялся брать на себя ответственность, в том числе и за других.
…Николай Макаров родился в исторический для СССР и России день – 9 мая. Правда, это было не в 1945 году, а в другой исторический год – 1914-й, что очень символично: родился перед Первой мировой войной. В семье его отца, Федора Макарова, подрастали еще пятеро детей. В рязанском селе Сасово, где они жили, были очень красивые места: Мещерская низменность, река Цна, впадающая в Оку. В те времена это было богатое торговое село…
--------------------------------------------
Ветры революции не обошли стороной и Сасово. Уже в декабре 1917 года здесь была установлена Советская власть, правда, власть оказалась очень ненадежной, да и время было неспокойным: «белые пришли – грабят, красные пришли – грабят». Поворотным пунктом в истории бывшего села стал приезд Михаила Ивановича Калинина, который выступил с пламенной речью перед сасовскими железнодорожниками, после чего местные путейцы решили: «как один умрем в борьбе за это»…
Детство и юность Николая были сложными, в семье никогда особого достатка не было. Но мальчишка с первых же классов школы стремился к знаниям, особенно легко ему давалась математика, и после окончания 5 классов поступил в фабрично-заводское училище в Рязани, которое готовило рабочих для железнодорожной дороги. После окончания ФЗУ Николай, к удивлению многих своих сокурсников, рванувших в поисках лучшей доли в Москву, вернулся в Сасово, к тому времени получившее статус города, устроился слесарем в паровозное депо, где проработал ни много ни мало пять лет, пока руководство не приняло решение – направить талантливого парня в Тульский механический институт.
Тула поразила Макарова не только своими размерами (к примеру, в Рязани в то время жило порядка 70 тысяч человек, а в Туле почти в четыре раза больше), но и оружейными традициями. А если учесть, что студенты ТМИ проходили производственную практику именно на Тульском оружейном заводе, можно с полной уверенностью сказать: будущий конструктор свои первые азы в создании пистолета получил именно на родине самоваров.
Лето 1941 года Николай Макаров встретил на преддипломной практике. Он уверенно шел на золотую медаль, и преподаватели уже не скрывали своих намерений видеть талантливого студента в аспирантуре. Но в эти планы вмешалась война: Макарову досрочно присвоили звание инженера и направили в Загорск, где был развернут завод по производству ППШ (пистолет-пулемета Шпагина). С легендарным конструктором Шпагиным сменный мастер Макаров встречался неоднократно. Более того, очень внимательно присматривался к его работе…
В 1943 году Макарову в числе немногих талантливых студентов инженерных вузов дали возможность написать и защитить диплом. Николай изменил свою прежнюю тему диплома и начал проектировать… автомат. Тем более что в том же году был принят так называемый промежуточный патрон.
Экзаменационная комиссия приняла проект Макарова на «ура». Но в это время уже началось производство пистолет-пулемета Судаева (ППС). Так что автомат Николая Федоровича был отложен на дальнюю полку с тем, чтобы вернуться к нему чуть позже. Не вернулись…
 

У другого от такой несправедливости опустились бы руки. Но Макаров был очень упорен. Работоспособности он был неимоверной, на сон, по-суворовски, отводил 3-4 часа в сутки. А может, и некогда было Николаю горевать еще и потому, что на танцах в родном институте он познакомился со второкурсницей Надюшей. Он ей не сразу глянулся – небольшой, коренастый, красавцем не назовешь. Но разве можно было устоять под таким напором? Он не уставал ей повторять по десять раз на дню: «Мы созданы друг для друга, никого мне в жизни больше не надо, кроме тебя. Я тебя на руках носить буду!»
Его будущая теща попыталась отговорить потенциального зятя: «Вы человек солидный, 30 лет, что будете с этой пигалицей делать? Она же даже готовить не умеет…» На что Николай отвечал: «Главное, что я ее люблю. А готовить научится!»

Они поженились «в августе 1944-го». А через несколько месяцев был объявлен конкурс на создание нового пистолета, ТТ уж не отвечал возросшим требованиям. За работу взялись маститые конструкторы, «не одну собаку съевшие» в оружейном деле. И поначалу многие с изрядной долей насмешки относились к Николаю, мол, молодой да ранний. На что он рассчитывает?
А Макаров рассчитывал на свой талант и собственные силы. Ох, сколько ему их понадобилось! Спустя годы он вспоминал: «В то время работал ежедневно, практически без выходных дней, с восьми часов утра и до двух-трех часов ночи, в результате чего я дорабатывал и расстреливал образцов в два, а то и в три раза больше, чем мои соперники, что, безусловно, дало возможность в совершенстве отработать надежность и живучесть».
На испытаниях образцы пистолетов поместили на некоторое время в жижу из песка. После этого выстрелило только одно оружие – макаровское. Его и приняли на вооружение, выпуск первой партии был произведен в Ижевске, в 1949 году.
В ПМ все очень надежно и просто. Достаточно сказать, что в этом пистолете всего 33 различных детали, в то время, как в других образцах легко забыть одну-две «железки» после сборки, их число насчитывает от 40 до 50. Спустя некоторое время в Туле, где жил и работал Макаров, была испытана и принята на вооружение авиационная пушка Афанасьева – Макарова (АМ-23). Николай Михайлович Афанасьев разработал схему, а ведущий конструктор тульского оружейного завода Николай Федорович Макаров заставил пушку работать без сбоев.
А помучаться тогда пришлось! Только с момента разработки до серийного производства АМ-23 Макарову объявили сразу 44 выговора. Потому что он, как ведущий конструктор, принимал все недоработки и ошибки своих подчиненных на себя! Рассуждал примерно так: «Меня все равно не выгонят, пушка нужна, а человек пострадает». То, что человек сам был во всем виноват, Макаров не принимал во внимание…
Как и постоянную агитацию, мол, пора вступать в партию. Удивительное дело: но Макаров так и не стал коммунистом. Он говорил не в меру ретивым агитаторам: «Это у вас есть время на партсобраниях заседать, мне нужно работать!»
В 1958-1960 годы происходил технический перелом в развитии вооружения, переход от систем поражения артиллерийского типа к управляемым снарядам (комплексам управляемого вооружения). Может быть, он проводился не всегда умело и обоснованно – не сразу поняли, что старое и новое будут вынуждены длительное время сосуществовать. Новая техника имела большую перспективу, но делала первые шаги. Старая «пещерная», а позже ее назвали классической, по-прежнему «оставалась в строю». Идея об их «мирном сосуществовании» была обоснована гораздо позже, в 70-80-х годах в работах нашего КБ, в которых доказано, что наибольший эффект достигается именно при комплексном применении обоих видов вооружения.
Николай Федорович оказался одним из немногих конструкторов старой классической системы, взявшихся за новые разработки. Первый опыт с ПТРК «Овод» оказался неудачен. Тому было две причины: во-первых, в основу была положена старая схема «Шмеля», во-вторых, не хватало опыта, не сложился коллектив. И в этой атмосфере Николай Федорович возглавил КБ по разработке противотанковых комплексов и стал одним из «утесов стабильности». Его моральное влияние на коллектив было огромно. Люди верили ему: «Раз Макаров этим занимается, значит, это – правильно».
В марте 1962 года пришел на должность начальника и главного конструктора нашего КБ А. Г. Шипунов. Ситуация в КБ была чрезвычайно тяжелая. Старшее поколение обижено несправедливым отношением к артиллерийской тематике. В 1960-м году многие из них были переведены в ЦКИБ СОО. Это нанесло колоссальный удар, так как КБ покинули высококвалифицированные кадры. Тем значительнее была цена тех, кто остался. Среди них Н. Ф. Макаров, Р. Я. Пурцен, И. Я. Стечкин, А. А. Волков, Е. Н. Рачинский.
В это время в КБ разрабатывались три крупные темы, не считая большого количества мелких. Ставка была сделана на «Фагот». Впервые наше КБ взялось за разработку комплекса управляемого вооружения как головная фирма. Тему отрабатывало отделение 5.
Прошло около двух лет, прежде чем были выбраны основные технические решения. Это касается аэродинамической компоновки, способов запуска, рулевого привода и двигателя, применения ГК.
При непосредственном участии Н. Ф. Макарова, на основе новейших достижений науки и техники был разработан, освоен в серийном производстве и сдан на вооружение ряд высокоэффективных образцов военной техники, таких как «Фагот», «Конкурс».
Много трудов было затрачено на выбор конструкции, технологии транспортно-пускового контейнера. «Фагот» – первый снаряд, который имеет ТПК с автоматическим открытием крышек. Американцы до сих пор делают это вручную. Были споры у конструкторов и по выбору конструкции контейнера, после обсуждений был выбран пластмассовый.
Несмотря на то, что работа велась круглосуточно, шло отставание от установленных сроков. Слишком мал был объем технического задела, слаба лабораторная база, в недостаточной степени мы владели методикой отработки.
Заключительный аккорд – победа над катушкой и трассером. Николай Федорович за год разработал больше десяти конструкций катушек, не считая множества модификаций. Конечно, он не один делал эту работу, а большой коллектив, руководимый им, но то, что он был лидером и организатором – безусловно. За разработку «Фагота» и большой вклад в области оборонной техники Николай Федорович получил вторую Государственную премию и звание Героя Социалистического Труда.
Николай Федорович Макаров подготовил сильную смену – гвардейское отделение 5, начальником которого был В. П. Тихонов, конструкторский отдел возглавлял А. П. Эштокин, отдел по боевым машинам – талантливый конструктор Р. Я. Пурцен.
Николай Федорович Макаров, безусловно, был талантливым конструктором. И в жизни он был яркой неординарной личностью. Жизнь в нем кипела. Он умел жить полноценной жизнью. Он был человеком сильной воли, удивительного жизнелюбия. Простым, но неординарным. Прекрасный семьянин, верный, любящий муж. Очень любил природу, рыбалку. Рисовал. Любил машины. Он любил жизнь. И прожил свою жизнь ярко, как хотел. Ему хватало времени на все. Николай Федорович дважды избирался депутатом Тульского областного Совета депутатов трудящихся, долгое время являлся членом областного Совета НТО Машпром.

Скромным Николай Федорович остался и на пенсии. Ему ее от щедрот своих государство «нарезало» аж 150 рублей. Друзья подталкивали Макарова к решительным действиям, мол, ты же Герой Социалистического труда, лауреат государственных премий, пойди в обком, стукни кулаком по столу, и тебе прибавят! Но он только плечами пожимал: «Мне и так всего хватает…»

А главным своим изобретением конструктор считал… машинку для закатывания консервов. Ведь ее он изготовил по просьбе любимой супруги, с которой они прожили в мире и согласии почти 44 года.
К сожалению, военные перегрузки и очень тяжелая конструкторская работа подорвали здоровье Николая Федоровича. Но зато какое крепкое у него было сердце! Оно остановилось только после седьмого (!) инфаркта. А число выпущенных ПМ, у нас и за границей, перевалило по подсчетам специалистов за 10 млн. штук. Чем не памятник талантливому инженеру?
Умер Николай Федорович Макаров 13 мая 1988 года в Туле. Похоронен на городском кладбище.

Родина высоко оценила беззаветный труд Николая Федоровича Макарова. Он Герой Социалистического Труда, дважды лауреат Государственной премии СССР лауреат премии имени С. И. Мосина, кавалер многих, орденов и медалей.